Чужие. История Марины.

Третий день эта картина стоит перед глазами. 5 летней девочке снарядом отрывает руку. На глазах сходящая с ума мама кладет дочку на одеяло и прижимает к себе, словно пытаясь объятием воссоединить крошечное тельце малышки. Чуть позже девочка в больнице уйдет от потери крови.

Но и после этого случая, произошедшего неподалеку, Марина не решится вывезти детей из-под Славянска. Пройдут еще несколько мучительных недель и вокруг убьют еще двух девочек 5 лет (почти столько тогда было дочке Марины). Когда однажды во время бомбежки маленькая Юля откажется бежать за мамой в укрытие, и, остановившись как вкопанная, и закричит Марине в лицо – «Мама, хватит! Я хочу жить!» И мама услышит. И уже через неделю они пересекут границу.

Сбор на семью Марины – 4 713 рублей.

Мы часто прячемся за навешенными ярлыками, как за бетонной стеной. Вот напротив стоит человек и ему нужна помощь. Секунду назад ты еще не знаешь, кто он, и готов для него что-то сделать, узнать, сказать. Но вдруг слышишь, что он беженец (цыган, осужденный,…..) и внутри появляется какая-то предательская легкость, будто вполне легально получил разрешение не только развернуться и уйти, не объясняя причин, но и не сожалеть об этом. И это будет так, пока однажды не встретишь нетипичного беженца (цыгана, осужденного,…). И предубеждения рухнут. И ты поймешь: беженец – не определяющая в жизни черта. Есть в человеке что-то поважнее.

Такой нетипичной беженкой оказалась Марина. Она родилась в Николаевке. После учебы сразу пошла работать. Зарабатывала тяжелым физическим трудом. Сначала на Химпроме в Славянске. Когда предприятие закрылось в 95-м, пошла заливщицей к частнику. Вставала в 4 утра и приходила домой в 12 ночи.

Заливщица – это тот, кто целый день носит ведра с глиной. Однажды Марина наклонилась с ведром и встать уже не смогла. Неделю пролежала в больнице и вышла с грыжей. Карьеру заливщицы пришлось оставить. Работать в наклон нельзя, работать стоя тоже. Пошла на электростанцию, следила за углем на ленте.

Потом началась война.

– У нас никогда не было этой…(Марина рисует руками в воздухе спутниковую тарелку) и Интернета. Сначала мы просто не верили. Пока самих не начали бомбить.

Соседи рассказывали, что стоящую неподалеку Семеновку выжгли фосфором. Такие особо изощренные бомбы, прожигающие дырами человеческую плоть, но оставляющие невредимой ткань одежды. Сказать, что Марина, ее старенькая мама и дети жили в страхе – ничего не сказать. Она перестала отводить младшую Юлю в садик. И они всё чаще прятались от бомб в соседнем винограднике.

11 июня 2014 года на подстанцию, рядом с которой работала Марина, сбросили 2 авиабомбы. И именно тогда заглянув в кричащие от ужаса глаза дочери, Марина решилась бежать.

Денег в Николаевке тогда уже не было, и Марина уже собиралась уходить от пустого банкомата, как услышала, что мужчина стоящий рядом собирается ехать в Артёмовск. Ехали окольными путями, избегая больших дорог. В Артемовске Марина сняла деньги на дорогу в Россию.

В небольшом автобусе кроме Марины, детей и ее мамы было еще 18 таких же испуганных людей, бегущих от смерти в неизвестность.

Во время небольшой остановки всех женщин попросили снять кольца и серьги. Только что перед ними на открытом участке дороги расстреляли предыдущий автобус. Военные рассказали, что скорее всего в прицел блеснула сережка одной из женщин. Это был уже не первый случай. Не выжил никто.

Переступив границу, Марина очень скоро поняла, что они с детьми здесь чужие. Но обиды не было. Что будет трудно, знала заранее. Единственное, чего хотела – устроиться на работу, чтобы кормить детей и пожилую маму. Тем более, что ощущать себя чужими им приходилось и раньше.

У Марины двое детей. И старший сын Сережа астматик с детства. Как-то несколько лет назад Марине дали путевку для сына в санаторий в Карпатах. Когда Марина приехала его забирать, и он не захотел при ней переодевать кофту, почувствовала неладное. Все тело 12 летнего сына было иссиня-черным от побоев. Уже тогда местные мальчишки пытались ему объяснись, что он, говорящий на русском, здесь чужой. Позже сама Марина поймет, что к ощущению «быть чужими» им с детьми придется привыкнуть надолго.

Первым местом в России, где им предложили остановиться, была Калмыкия. Людей из 3-х автобусов выгрузили в приют. Марина с грустной улыбкой вспоминает, как они пережили те месяцы. У астматика Сергея не прекращались приступы. Климат с его 40 градусной жарой давал о себе знать. Бабушке тоже было не просто, давление несколько раз поднималось до 200. Кому-то это покажется барством, но измученный переездами организм категорически отказывался принимать местную баранину и даже воду. Здесь же Марину чуть не депортировали назад.

Работать было настрого запрещено, но чтобы достать детям необходимое, Марина подрабатывала на рынке у корейцев. Работала по привычке 12 часов в сутки. Об этом узнали и пригрозили отправить назад. Позже оказалось, что Калмыкия не участвует в программе приема беженцев, и в приюте им указали на дверь. Потом были 4 переезда по Нижегородской области. Все это время Марина бралась за любую работу, которую позволяла больная спина. Затем Марина, Сергей, Юля и Зинаида Дмитриевна переехали на Алтай.

Когда спрашиваем Марину, не жалеет ли оставленного дома, отвечает без сомнений, хотя ей до сих пор снится их фруктовый сад. Первое время ей удавалось общаться с не выехавшими соседями. Они рассказали, что дом давно разграблен. А недавно в нем нашли тело ее брата. Даже думать, о том, что можно туда вернуться Марина смертельно боится. Соседи тоже перестали выходить на связь, они тоже боятся.

В Барнауле Марина устроилась машинистом-крановщиком. Сняла для семьи квартиру. Юле сейчас 8 и она пошла в школу. Сергей учится в университете. Сам поступил на бюджет.

Как ни старался Сережа просто учиться и готовиться к самостоятельной жизни, получается это с трудом. В университете его травят. И за то, что беженец и за то, что семья едва сводит концы с концами. На занятиях они много программируют и, хотя у Сережи это неплохо получается, проблем хватает. Дома у него нет ни компьютера, ни ноутбука. Сколько может, он сидит в аудитории, но конечно никто не будет под него подстраиваться, и выкручивается парень как может. Но толи от перенапряжения, толи что-то не так рассчитали с лекарствами от астмы, недавно его едва откачали на физкультуре. Так случилось, что в свои 17 этот умный самостоятельный и много переживший парень уже дважды оказался чужим.

Из-за аномалии кишечника Юля с 2 лет принимает лекарства. В октябре девочке уже дважды вызывали скорую. Хотя лекарство значительно облегчает ей жизнь.

Марина почти год трудится в цехе. Но недавно спину снова прихватило и пришлось взять больничный. На работе поставили условие: или на свой счет или до свидания. Денег практически не заплатили. И это чуть не стало для семьи катастрофой. Небольшой бюджет семьи расписан до копейки. И каждую недостающую тысячу нужно где-то взять. Иначе или не хватит за квартиру или на продукты. Не успела Марина разогнуться, как уже пошла собеседоваться в другую компанию. И ее готовы взять на работу. Чтобы выйти ей нужно лишь предоставить две справки: от нарколога и психиатра. Каждая справка стоит 400 рублей. Марина боится упустить эту работу. Ведь за квартиру уже нужно платить. А еще закончились лекарства у Юли.

Но мы уверены, если сейчас помочь Марине со справками, купить лекарства Юле и простейший набор продуктов на месяц, только получив справку, Марина не пойдет, а побежит на работу. Это и есть кризисный пик, когда важно поддержать семью. Протянуть руку помощи. Стабильная зарплата на новом месте работы позволит Марине самой заботиться о семье.

Мы надеемся, что вы поддержите нас и семью Марины, Сережи и Юли.
Юле прописаны: Форлакс, пакетики 10 г, на общую сумму 1560, тримедат таблетки 100 мг, 10 шт. по цене 353руб.
Продуктовый набор – 2000 рублей. И две справки на сумму – 800 рублей.

Общая сумма к сбору – 4 713 рублей.

Также мы просим вас рассказать знакомым об этой истории, возможно у вас есть компьютер или ноутбук, который вы сможете пожертвовать Сереже для обучения. Все мысли Сергея сейчас, как можно быстрее встать
на ноги и помогать маме.

Проблемы с работой к сожалению не позволили Марине купить сыну зимнюю обувь, как она планировала и Сережа ходит в осенней. Подобрать ему обувь из имеющейся в фонде сложно, так как у Сережи большой размер. Мы будем очень признательны, если откликнется хозяин зимних ботинок 48 размера, которые ему не нужны, но в хорошем состоянии. Также Сереже нужны теплые зимние брюки 54-56 размера.

Марина и сама пришла в фонд в осеннем пальто и тонких ботинках. Если у вас есть женский зимний пуховик 56-58 размера и сапоги 42, мы сможем помочь ей одеться на зиму.

Фонд работает по адресу ул. Горького, 45, офис 16. График работы в будни: с 9.00 до 17.00. Наш телефон: +7 (3852) 590-180.

Оказать помощь пожертвованием вы сможете по удобным для вас реквизитам с сообщением “Марине”:
– сбербанк: 4276020427762163 зарегистрирована на Джамилю Алибулатовну С. (директор фонда);
– по номеру телефона, привязанного к карте сбербанка: +79609612442, Семененко Д.А.;
– на расчетный счет фонда «ОБЛАКА»: р/с № 40703810123100000035 в ФИЛИАЛ “НОВОСИБИРСКИЙ” АО “АЛЬФА-БАНК”, к/с: 30101810600000000774 в СИБИРСКОЕ ГУ БАНКА РОССИИ, БИК 045004774.
Отчеты о ваших поступлениях вы можете прочитать в комментариях под постом.

Спасибо, что поддерживаете нас!