Программа Уйти с улицы. От сироты до бродяги.

Сбор на приготовление пищи для бездомных – 1 500 рублей.

Замерзла? – глядя на мои «приплясывания» на морозе, хитро спрашивает Александр. И с уже более серьезным видом кивает на мои ноги, – Если мерзнут, это хорошо. Значит еще чувствуют.

О степенях обморожения Александр, как любой бездомный, знает всё. Преимущественно по опыту. Он не показывает вида, но его ноги мерзнут не меньше. Подмётка у левого ботинка еле держится.

Три года назад он работал у одной бабушки, носил дрова. Тропинка была узкой и скользкой. Он наклонился за упавшим поленом и больше здоровой свою правую ногу не видел. Более того, после перелома она стала на 3 см короче левой и постоянно болит. Левая нога трудится за двоих и опухает. Особенно нестерпима боль по ночам, – говорит Александр. И судя по выражению его лица, не лукавит. После вопроса об обезболивающих повисает мхатовская пауза. Это потом он признается, что обезболивающие ему не по карману. А сейчас картинным жестом вынимает из накладного кармана на штанинах 0,25 с ядовито зеленой жидкостью и отпивает, – Вот мое обезболивающее! И хотя звучит это резко и вызывающе, мы оба понимаем, что это спектакль. И дело даже не в том, что глоток мизерный и от него не пахнет алкоголем. Но сам тон его речи говорит о многом. Когда бездомный говорит с таким вызовом, это чаще всего означает, что завязать с уличной жизнью он пока не готов. Что ж. Будем работать.

Бродяжничает Александр с детства. Он сирота. После смерти мамы, он недолго пожил с бабушкой. К сожалению, скончалась и она. У Александра есть сестра, но о ней он вспоминает неохотно и очень сумбурно. Говорит, что вывезла его ребенком в Барнаул и бросила здесь одного. Правда ли это, сказать сложно, но обижен он по-настоящему. Он вообще, как и другие бездомные, может целый час детально описывать события минувшего дня, а вот последовательно вспомнить вехи жизни ему удается с трудом. И все же как короток путь от сироты до бездомного.

– Меня улица воспитала, – гордо заявляет он. С тех пор действительно скитается по подъездам. Исключения были лишь дважды. Когда он, женившись, жил на квартирах избранниц. От второго брака растет 12 летний сын. Александр сыном гордится, хотя и не видит годами. Бывшая жена Александра когда-то не простила загула мужа и, списавшись со своей первой любовью в соцсети, пригласила того жить к себе. С тех пор так и живут: они дома – он снова на улице.

Перебивается он небольшими заработками, что-то получает от добрых людей.
– Сами дают, – подчеркивает он особо, настаивая, что никогда и ничего ни у кого не просил. В приют Александр не идет. Считает, пока рано. Для него это крайний случай, где уже немощным можно дожить свои дни. А вот о том, что надо идти в больницу, говорит постоянно. Ноги болят и ноют.

На кормление бездомных пришел впервые. Подсказал кто-то из товарищей. Поесть можно, вещи нужные получить, только вот сфотографировать могут.

– А мне бояться нечего, фотографируйте, – говорит Александр, – только жаль не побрился. А ты думаешь, мы не бреемся чтоли? Вода в подъезде есть, бери да брейся.

И все же не о бритье главные мысли Александра. Искалеченные ноги сильно мерзнут, но найти зимние ботинки не так просто. У Александра 45 размер. И для нас очень важно найти ему эти ботинки. И не только ради ног. Получив помощь, он придет снова. И у нас будет возможность постепенно работать с ним, чтобы подготовить к возвращению в социум.

И путь этот начинается с первого шага – прийти на кормление бездомных. Которое проводят волонтеры нашего фонда трижды в неделю. Приготовив на кухне наших друзей горячий домашний суп, второе и чай, они выезжают на место кормления, где их уже ждут несколько десятков бездомных. Здесь же, уже накормленным, им раздают теплую одежду, обувь, лекарства и газеты с объявлениями о работе.

Всё это отмечается в специальных карточках, которые бездомные приносят с собой. Для некоторых бездомных это практически единственный имеющийся документ. Когда-то они полностью выпали из системы общества, и при помощи карточек они постепенно приучаются к дисциплине, к тому, как обращаться с документами, они снова начинают чувствовать себя частью общности, а значит им будет проще адаптироваться. Они действительно бережно хранят эти карточки, сокрушаясь, когда те случайно намокают при стирке или дожде. А еще на обратной стороне карточек есть детские рисунки и добрые пожелания. И каждый из них, посмотрев на карточку может вспомнить, что он не один и в него верят. Получит такую карточку и Александр.

Друзья, чтобы сохранить ноги Александру, мы просим вас отозваться, если вы можете подарить ему зимнюю обувь 45 размера. Это могут быть ботинки, сапоги, валенки или что-то еще. Также мы просим вас рассказать об этом на ваших страницах в интернет. Возможно ваши друзья придут в нашу программу «Уйти с улицы» волонтерами или автоволонтерами. Именно через репосты мы обретаем большинство новых друзей фонда.

Чтобы трижды в неделю провести кормление, мы закупаем продукты, разовую посуду, лекарства и конечно на это требуются средства.

На программу «Уйти с улицы» мы собираем 1500 рублей.

Спасибо за вашу поддержку!

Оказать помощь пожертвованием вы сможете по удобным для вас реквизитам с сообщением “уйти с улицы”:
– сбербанк: 4276020427762163 зарегистрирована на Джамилю Алибулатовну С. (директор фонда);
– по номеру телефона, привязанного к карте сбербанка: +79609612442, Семененко Д.А.;
– на расчетный счет фонда «ОБЛАКА»: р/с № 40703810123100000035 в ФИЛИАЛ “НОВОСИБИРСКИЙ” АО “АЛЬФА-БАНК”, к/с: 30101810600000000774 в СИБИРСКОЕ ГУ БАНКА РОССИИ, БИК 045004774.
Отчеты о ваших поступлениях вы можете прочитать в комментариях под постом, а также в теме: ежедневные поступления в фонд.
Мы работаем по адресу ул. Горького, 45, офис 16. График работы в будни: с 9.00 до 17.00. Наш телефон: +7 (3852) 590-180.

Те самые неходовые ботинки 45 размера.